Алексей Захаров, основатель Superjob: «Роботизация и ИИ пока не отнимут рабочие места, но принципиально изменят рынок»

поделиться поделиться класс твитнуть
В середине декабря издание VisualCapitalist опубликовало инфографику, посвященную так называемому процессу «хайпизации» в ИТ.

Становится очевидно: принципиальная переоценённость новой экономики — уже не тайное знание отдельных экспертов.

Формирование целого рынка из «мыльных пузырей» формирует и рынок «нового труда». Ещё пару лет назад несуществовавшие профессии рвут верхние потолки зарплат, при том что требования к соискателям зачастую не только размыты, но и просто ориентированы на поиск по ключевым словам — «ICO», «криптовалюта», «блокчейн».

Мы сталкивались с ситуациями, когда потенциальные соискатели используют эти самые слова, например, в таком контексте: «прочитал несколько книг», «прошёл курс», — в попытках привлечь внимание работодателя.

Если такой кандидат всё же проходит отбор, то дальше существуют два сценария — либо человек в пожарном режиме начинает погружаться в тему и все же «вытягивает» функциональность, либо с позором увольняется. Первые случаи единичны. Во втором случае кандидаты начинают кочевать по всевозможным стартапам, бравируя уже якобы имеющимся «опытом».

Формируется уникальная картина. Есть небольшой, но уже сформировавшийся рынок работодателей с размытой картиной требований к кандидатам (которые изобретают новые профессии, не обходится и без анекдотичности), не имеющих чёткого представления о том, чем именно будет заниматься конкретный человек, и, пытаясь пусть и за большие деньги, найти сотрудника, на которого можно возложить миссию спасителя проекта.

Поиски своих «Данко с горящими сердцами» они обычно осуществляют не через специализированные базы и сайты, а через социальные сети. Биржа кандидатов принимает почти маргинальные черты, а компании, естественно, не проходят простейшие проверки и не дают никаких гарантий соискателям.

Также очевидно, что срок жизни подобных проектов может колебаться от нескольких недель до полутора лет, после этого более 90% проектов схлопывается (хороший материал на эту тему вышел в Mattermark).

Со стороны соискателя ситуация не менее интересна. В индустрии новой цифровой экономики сегодня заняты гораздо больше людей, чем, например, 5 лет назад, причем не всегда эти люди обладают базовым специальным образованием — иногда это курсы, зарубежные школы «ускоренного выпуска», незаконченное высшее образование не по профилю.

Одним словом, это фабрика работников-полуфабрикатов, которые на волне «хайпа» и «периода дикого ИИ-зма» ещё могут быть трудоустроены, но когда экономика стабилизируется, технологии окончательно «пойдут в серию», такие люди не смогут встроиться в процесс нормального функционирования работающей компании, а не стартапа.

Быть успешно трудоустроенными смогут только «звёзды»: грамотные, с отличным образованием, высокой способностью к непрерывному обучению, готовые работать в заданных условиях и параметрах, не теряя креативного подхода. Таких, по нашим наблюдениям, не более 3% от общей массы.

Причем этот процесс естественного отбора не за горами. По прогнозам многих аналитиков, криптопузырь начнёт сдуваться уже в наступающем году (по ситуации на 22 декабря курс биткоина упал сразу на $6 тысяч), также подоспеют меры законодательного регулирования рынка. Всё это поспособствует переходу от рынка сверхприбылей и лёгких денег, переоценённой высокомаржинальности к стандартным схемам бизнеса. Пройдут этот этап не все, большинство компаний погибнет.

Заглянуть за горизонт

Через 10—15 лет начнётся процесс активного вымещения рутинного труда уже работающими технологиями на базе искусственного интеллекта и всевозможными роботами, которые к тому времени будут доступны для большей части формирующего экономику бизнеса.

Тогда же начнется и активное замещение технологиями рабочих мест в таких сферах, как, например, транспорт. Машинное зрение и беспилотные автомобили, нежелание сегодняшних молодых людей нести бремя ответственности за собственность — всё это в совокупности приведёт к практике активного использования беспилотного транспорта как в сфере такси, так и грузовых перевозок — и почти полное вытеснение привычной сегодня модели.

Рынок перевозчиков также претерпит изменения. Можно предположить, что каршеринг и агрегаторы такси, равно как и сами службы такси, уступят место производителям автомобилей, которые возьмут на себя функции обслуживания и перевозок в одном лице, устраняя ненужных посредников.

Монополизация в руках автопроизводителей беспилотников функций перевозок и обслуживания серьёзно сожмёт и рекламный рынок, так как давно известно, что автопроизводитель — одни из самых серьёзных рекламодателей с огромными бюджетами.

Из транспортной сферы чуть дольше продержится только небольшой процент курьеров, так как проблема последней мили пока не решена.

Итак, сегодня в России около миллиона профессиональных водителей, которые останутся без работы. Вождение автомобиля скорее превратится из дополнительного жизненного навыка в хобби, так же как изучение иностранных языков.

Уже сегодня онлайн-переводчики вполне достойно справляются с бизнес-задачами. Применение технологий машинного обучения каждую минуту делает эти сервисы всё более конкурентоспособными на рынке профессионального перевода. Что касается железа, то сегодня уже существуют микрогаджеты, вмещающие в себя переводчика с более чем 100 языками.

Так что переводчики в будущем — это скорее люди, работающие с художественной литературой, будущие дипломаты и так далее. Остальные смогут потратить своё время на приобретение других, более востребованных навыков.

Беспилотные технологии потянут за собой полную перекройку рынка страховых компаний, львиную долю доходов которых составляют полисы ОСАГО и каско. Под ударом также окажутся врачи первичной диагностики, бывшие «участники» стартапов и многие-многие-многие другие.

Что делать миллионам безработных людей

Есть статистика, согласно которой через 15 лет без работы останется около 15—20% всего работающего населения. По другой статистике, на 100 исчезающих рабочих мест создаётся только 1. Неизбежна определённая маргинализация, с которой уже сегодня необходимо что-то делать.

Отсюда — неизбежный рост силового аппарата и охранных структур. Традиционно часть оставшихся безработных плавно перетечёт «по знакомству» в неэффективный госсектор, но это капля в море.

С этой ситуацией столкнёмся не только мы, это новый глобальный вызов. Принимать решение, куда деть огромное количество незанятых людей, необходимо уже сейчас, через несколько лет будет поздно.

Кроме финансового аспекта — как обеспечивать безработное население (Европа сейчас как раз активно тестирует практику «безусловного базового дохода») — существует и проблема занятности огромного количества людей.

Можно пойти несколькими путями — например, сокращать срок «трудовой жизни». Именно поэтому мы не первый год пытаемся донести мысль о недопустимости повышения пенсионного возраста, скорее его надо снижать. Ещё один относительно простой путь — увеличение срока по уходу за ребенком до семи лет, то есть до момента его прихода в школу.

Общим решением для всех может стать и развитие волонтёрской деятельности (и инициатива объявить 2018 год годом волонтера — отличный повод привлечь внимание к этой работе).

Несомненно, готовых рецептов нет и быть не может, но сегодня в медиаполе не ведётся даже дискуссии о таких последствиях распространения ИИ, как появление большого количества маргинализированного населения. Обсуждать только пользу от новых технологий становится неэффективно и неэтично.

Материал опубликован на vc.ru
Сделайте первый шаг к новой работе

«В России никто не читает инструкции к микроволновке и рекомендации по составлению резюме»

Владелец сервиса поиска работы Superjob Алексей Захаров рассказал «Деловому миру» о сильных сторонах своего бизнеса и главных слабостях резюме, которые пишут соискатели на его сайте
Основатель Superjob объяснил, почему молодежь будущего никогда не найдет работу

Основатель Superjob объяснил, почему молодежь будущего никогда не найдет работу

Активная информатизация и роботизация серьезно перевернут рынок труда уже через 10—15 лет. Очевидные перемены станут реальностью через пять лет, а к кому-то безработица постучится уже завтра.